Альв с паролем на привязи
Иногда смотришь на какого-нибудь гражданина, а он как статуя, и выправка военная. Но то существо воодушевлённое.
Будет выкладываться частями и систематизироваться по ходу дела.
Великие Дворы – распространенные социальные структуры более высокого ранга, чем таборы. Великие Дворы служат той же цели, что и они – защите от Фейре, но с большим масштабом и большей организованностью. У каждого из четырех Дворов есть свое собственное, уникальное родство и эмоция, связанные с Двором клятвами, которые их основатели вытребовали у времен года много, много лет назад. Легенды Подменышей гласят, что западные Великие Дворы были основаны незадолго до Темных Веков, и их влияние на протяжении многих лет то возрастало, то убывало. Имена создателей часто искажают на современный лад, но считается, что они жили по крайней мере во времена Римской Империи.
Подменыши привязали свои дворы к временам года, чтобы получить силы для противостояния своим похитителям. Любой пакт предоставляет силу в форме контракта, но основатели недвумысленно и ясно выбрали приравнять Дворы к аспектам мира, которые Джентри не могли понять. Лорд Фей может быть тираном в королевстве бесконечной Зимы, но он никогда не откажется от своей силы и не позволит Весне согреть его владения. Связь сопротивления с добровольной сменой времен года укрепила родство Подменышей с Землей и дала основу для защиты, которую Другие не смогут подорвать.
Эти пакты служат подменышам по всему миру, но чаще всего (почти везде) их можно встретить в Европе и Северной Америке. Есть места, где Дворы достигли той точки развития, при которой они уже не привязаны к временам года и не получают больше выгоды от этих фактов. Общество подменышей в таких местах слабее и уязвимее для Фей. Другие Дворы полагаются на совершенно иные феномены, и их основатели могли изобрести иные пакты. До тех пор, пока Дворы поддерживают свои значения и символы, которые могут быть использованы против Фей, у них есть сила. Дворы сторон света в Китае, Дворы солнца (рассвет, полдень, закат и ночь) и Дворы, привязанные к буддистским циклам реинкарнации, могут служить примерами.
Присоединение к Двору подразумевает обещание со стороны Подменыша, и Вирд его поддерживает это обещание. Вирд оказывается крепко привязан к взаимодействию времен года со временем и эмоциональными связями, которые подразумевает каждый Двор. Взамен на обещание обличье персонажа усиливается Мантией Двора, сверхъественным дополнением к внешности подменыша, которая отражает время года Двора и его главенствующую эмоцию.

Весна
(Корона Оленьего Рога, Изумрудный Двор, Двор Желания).


Есть только одна причина бежать от Фей, мисс, и вы ее знаете. Мы вернулись на Землю, чтобы оставить сны позади. Замечательно наконец-то проснуться, не так ли? Дело в том, что нет смысла возвращаться на Землю, если мы не возвращаемся к реальной жизни. Слишком многие из нас застряли в том, чтобы быть сбежать и не быть пойманными, что мы не думаем о том, что будем делать завтра. Нам нужно двигаться вперед и нам нужно наслаждаться собой – нет другого пути избежать несчастья, которое мы все разделяем.
Но не нужно выбирать – одно из двух, безопасность или веселье. У нас, в Весеннем Дворе, умение оставить прошлое позади и есть защита. Без обид, мисс, но я видел, как вы танцуете, и я думаю, вы это знаете. Вы не просто радуетесь жизни и заводите друзей. Вы держите Их подальше.


Голые ветви снова заплодоносят. Эта вера распространена среди всех членов Весеннего двора. У них, как и у всех подменышей, отобрали жизнь их Хранители. Весенний Двор состоит из тех, кто отказывается оплакивать эту утрату, заменяя ее чем-то новым. Они отрицают отчаяние, выбирая надежду, и вместе поддерживают эту надежду там, где одиночка бы споткнулся. Их жизни не закончились, и они намерены доказать это, Феям и себе.
Утверждают, что основатель Двора – Мать Сьюзан. Когда она вернулась из Аркадии, мечты ее о материнстве были разбиты - Сьюзан была бесплодна. Договоры, которые она заключила с сверхъестественными сущностями, позволили ей родить дитя, но не вырастить его. Многие верят, что она отдала младенца Весне, чтобы скрепить договор о основании Двора. Они чествуют ее как ту, что пожертвовала своей весной ради других, однако многие задаются вопросом, что подвигло Мать Сьюзан на подобное. Кто-то говорит, что это была вина, и гадает, на что пошла она, чтобы зачать.
Вот как члены Весеннего Двора защищают себя от Фей. Они не собираются быть молчаливыми, сломленными болью жертвами своих мучителей. Эти Потерянные выбирают существование здесь и сейчас, и отбросив вину, возвращаются к человеческому миру вокруг них. Они окружают себя красотой, которую видели в Аркадии, доказывая, что их радость не отобрана у них навсегда. Это далеко не отрицание ситуации, это атака на Фей. Подменыши Изумрудного Двора удовлетворяют свои желания, и делают это стильно, со вкусом и гордостью, чтобы уменьшить власть, которую имеют над ними Джентри.
Если бы это было легко, это делал бы каждый подменыш. На самом деле, этому посвящен целый Двор. Двор Желания служит группой поддержки для своих членов, равно как и защитой. На каждого беженца, который принимает концепцию красивой жизни ради того, чтоб жить вообще, находятся двое, которые играют в нее и прячут свой стыд. Жизнь среди тех, кто сражается так же, как и они, придает им сил и помогает двигаться дальше. Пополнение Двора показывает: вот причина, почему и он, и его члены выживают так долго.
В общем, все, что ни делали бы члены Весеннего Двора, они делают это стильно. Они должны наслаждаться жизнью и избегать гнева Фей, наполняя свое существование как радостью, так и красотой. Подменыши этого Двора ищут поэтичный аспект в любом деле – от пикантных строф и умно обставленных сделок до чего-то столь простого, как элегантный вход в автобус.
Носители Изумрудной Мантии практикуют равное изящество в своих взаимодействиях с другими. Их остроумие и красноречие естественным образом привлекают к ним чужаков и знакомых, к которым они обращаются в случае нужды или которыми при необходимости манипулируют.
Результаты едва уловимы, но впечатляющи. Один табор проводит вечера в ночном клубе, упиваясь жаждой и похотью и утоляя их. Он может также побудить посетителей к буйству, чтобы скрыть свое бегство. Другие пробираются на корпоративы, возглавляя белых воротничков в их ночь разгула, но у них всегда есть друзья, которые спрячут. Так подменыши Весеннего двора прячутся среди окружения. Охотящимся Феям нелегко отыскать добычу, не терзающуюся чувством вины, от которого многие Подменыши не в силах избавиться.
А когда Истинные Феи приближаются, Двор собирается вместе. Монарх устраивает званые обеды, чтобы отложить или преломить гнев Фей. Есть некая метафизическая мощь в неукротимой радости, которая обращает в бегство похитителей, ищущих своих рабов. Сила умения искренне смеяться перед лицом ужаса столь велика, что она замедляет или останавливает Фей-охотников, гадающих, где же в конце концов их дичь.

Придворные


Подменыши Весеннего двора занимаются любым своим делом с элегантной грацией и отказываются пренебрегать удовольствиями. Многие из них очень серьезно относятся к удовлетворению собственных желаний, настолько, что люди могут назвать их нарциссичными эгоистами. Мало кто признает, что у Весеннего придворного есть важная причина преследовать личные интересы, и что это требует столь железной воли и самоконтроля, что он может потягаться с выздоравливающим наркоманом.
Идеал прекрасной жизни ради дня сегодняшнего очень привлекателен, особенно для беглецов из царства Фей. Но мало кто из подменышей обладает нужным характером, чтобы жить в созданном ими же настоящем – немалое их число живет прошлым , которое определяет разум, бесспорно равнодушный к желаниям подменыша. Они все еще не бежали из тюрьмы Аркадии, пусть и ходят по земле. Этим людям не место в Весеннем Дворе.
Двор ищет тех, кто хочет отвергнуть прошлое. Вместо того, чтобы прятаться от него или сражаться с ним, они выбирают оставить беды позади и сотворить нечто новое и исключительно ИМ принадлежащее в «новом» мире Земли. Они – пионеры и исследователи неизвестных земель, всегда ищущие новые удовольствия, потому что если они они замедлят шаг – Феи найдут их.
Правильный придворный Весны должен не только удовлетворять свои желания, но и помогать другим понять ИХ потребности. Подменыш, который не только равняется на весеннее возрождение природы, но и помогает другим нести его – вот кого уважает Двор. Весенний Рыцарь доказывает свою любовь к юной деве на каждом артистически небрежном шагу и наслаждается этим, но лучшее доказательство его чувств – позволить деве изящно упасть в обморок и быть похищенной, как она и мечтала. В лаборатории Подменыша-ученой каждая горелка Бунзена кричит о том, что хозяйка ее безумна, хоть и с радостью изображает здравомыслящую, но лучше, если это позволит ее ассистенту выступить против ее безумия, прежде чем с тайной радостью вышибать двери.
Каждый волен присоединиться к Весеннему Двору, но члены его очень категоричны. Подменыша, который не так стремится к красоте, как прочие, быстро заставляют почувствовать себя не в своей тарелке. Только в случае (или пока) он не покажет, что его дело или игра – тоже своего рода поэзия, он останется на периферии Двора, без шанса продвинуться выше.
Некоторые подменыши этого Двора страдают от сильного чувства вины. Кто дал им право радоваться жизни, когда вокруг страдают? Никто из людей не вынес столько, сколько подменыш, но другие феи страдали не меньше. Этим вопросом часто задаются те, чьи сердца меняются, чтобы вскоре привести их в Весенний Двор.

@темы: перевод, Весенний Двор, Changeling: the Lost